Бесу - бесарево, або О рясах и лампасах

Как обычно шаббат катедра прощелкала, валяясь на солнышке после дождей, но лучше поздно, чем никогда. Такшо шалом шаббат, юдобендеры. Фиш унд бир - мы за мир.

История сегодня будет грустная. Вернее, о грустном – сама-то история вполне нейтральная и ноучная. Хотя большинство на эту историческую грусть уже положило болт, но болт надо время от времени приподнимать с крышки сундучка Пандоры и смотреть – не лезет ли грустная история к нам в сьогодення, потому что не каждую историю стоит оживлять на свою голову.

Вообще, в массовом сознании пересичного пипла традиционно совмещается три стороны восприятия истории: историческое знание, понимание и представление. Прежде, чем разворачивать баю, я поясню разницу.

Collapse )

Свобода слова

Как генерал с украинскими корнями стал архитектором самой оглушительной победы Хорватии

Оригинал взят у volnodum в Как генерал с украинскими корнями стал архитектором самой оглушительной победы Хорватии

zvonimir-chervenko

Зачастую страны, находящиеся в состоянии войны или конфликтов, пытаются апеллировать к несуществующим «родственным» или историческим связям с желаемыми союзниками. Чего стоит только последний опыт Путина во Франции, когда президент РФ решил заявить о принадлежности Анны Ярославны Киевской к России, который не обсудил только ленивый! В этом случае остается только поблагодарить, что речь шла о принадлежности к России, а не собственно Российской Федерации, но от этого подобные апелляции не выглядят менее жалко.

Любой разговор об украино-российской войне вынужден заканчиваться параллелями с Югославскими войнами, которые далеко не всегда корректны и даже вредны, но факт остается фактом: людям свойственно искать сходства и объяснять свое через чужое, особенно в том случае, если чужой опыт в общем и целом завершился положительно. На фоне участившихся апелляций к опыту «мирной реинтеграции» Сербской Краины в состав Хорватии, в Украине резко возрос интерес к балканской тематике, но зачастую этот интерес оформляется не только в проведение неуместных параллелей.

Попытки некоторых экспертов формировать мало похожий на действительность миф об участии украинских спецслужб в предотвращении государственного переворота в Черногории тоже не лучший способ продемонстрировать желание выстраивать украино-балканский диалог. Тем более что на Балканском полуострове хорошо знают, что такое Украина и какими бывают этнические украинцы, многие из которых сделали немало для становления хорватской государственности как в сороковых годах, во времена Павелича, так и в 90-е.

«Легендарный генерал и отличный солдат»

О генерале Червенко принято говорить в контексте легендарной операции «Буря» (Oluja), отмечая его смелость как начальника Генштаба Вооруженных сил Хорватии. Именно на то время, которое Звонимир Червенко провел в этой должности, пришлись, пожалуй, самые грозные страницы хорватской новейшей истории – активная фаза Олуи. Очень часто на этом представления о личности истинно по-офицерски скрытного генерала исчерпываются как в сознании обывателей, так и военных экспертов.

Но хорваты, из числа бывших в боях за хорватскую независимость, говорят об этом генерале совсем иначе – живо, непосредственно и как об украинце. Звонимир Червенко в сознании воевавших хорватов – хорватский генерал украинского происхождения. Это всегда произносится офицерами и солдатами, принимавшими участие в «Олуе», полностью.

Звонимир Червенко был рожден в семье украинцев, эмигрировавших в Югославию, в городе Приеполе, который на сегодняшний день является пограничным между Сербией и Черногорией. Но после переезда в Загреб ради учебы в Военно-технической академии, будущий генерал сознает, что положение Хорватии, которую он воспринимает как родину, не многим лучше положения родины его предков Украины. Хорватская культура оказывается под фактическим запретом, так как Тито опасается «республики усташей» и ее населения.

Червенко становится одним из активистов Хорватской весны – масштабного социокультурного явления, направленного на утверждение хорватской культуры и сербо-хорватского языка в его хорватском варианте, вполне сознавая, что звание подполковника не станет смягчающим обстоятельством, а лишь ухудшит его положение. Из-за своей прохорватской деятельности Звонимир Червенко был приговорен к 18 месяцам тюремного заключения и был лишен права на пенсию и воинское звание.

Но все резко меняется для Червенко с приходом к власти Франьо Туджмана: первый президент независимой Хорватии высоко ценил людей, похожих на себя самого –офицеров, нелояльных Югославии Тито. А в случае со Звонимиром Червенко Туджман попросту вглядывался в свое зеркальное отражение: это был не просто хорватский кадровый офицер, но и – что было определяющим для первого президента Хорватии – получавший военное образование не в Белграде, и активно участвовавший в Хорватской весне, за что подвергался гонениям, как и сам Туджман.

Глава независимой Хорватии предлагает Червенко пост Министра обороны, на что тот отвечает, что он военный, а не политик, и хочет остаться таковым. Уже в 1992 году хорватский военный украинского происхождения возглавляет процессы, связанные с формированием хорватского народного ополчения (важно помнить, что на момент начала сербо-хорватской войны в Хорватии не было собственной армии как таковой), и занимает пост заместителя начальника Генштаба Хорватии.

На повышение Звонимир Червенко идет именно перед началом «Олуи», сменив на посту начальника Генерального штаба не менее легендарного в Хорватии генерала армии Янко Бобетко.

Чтобы понять, какова была роль Звонимира Червенко в реализации одной из самых крупных сухопутных военных операций в Европе со времен Второй Мировой, стоит прочесть расшифровку переговоров Франьо Туджмана, Звонимира Червенко, легендарного хорватского военного деятеля Анте Готовины (пожалуй, единственного широко известного в Украине хорватского военного) и Давора Домазета.

Показательно, что Червенко говорит меньше всех участвующих в совещании, но из его реплик становится ясно, что боснийская составляющая успеха операции «Буря» — это целиком и полностью его заслуга. Им упоминаются переговоры с боснийскими союзниками (5 корпус армии БиГ, который очень часто называют Пятой армией Боснии и Герцеговины), делаются верные замечания о накаляющихся отношениях между Ратко Младичем и Радованом Караджичем, которые были учтены при планировании «Олуи».

Для Украины важны даже не столько уникальные аналитические способности Звонимира Червенко, чей опыт, впрочем, стоило бы изучать очень и очень внимательно – внимательное наблюдение за настроениями в стане врага могло бы сыграть на руку нашей армии и военно-политическим ведомствам. Важно то, что о Червенко говорят как о примере сами хорватские солдаты, участвовавшие как в своей войне за независимость, так и в нашей, украинской.

Автору этого текста об украинском происхождении Звонимира Червенко рассказал хорватский солдат, находящийся в Украине в качестве инструктора для одного из военных подразделений, выполняющих боевые задачи на Востоке Украины.

— Он был легендарный генерал и отличный солдат. Украинского происхождения, — сказал хорватский доброволец о Червенко. – В Хорватии было много выходцев из Украины, которые хорошо показали себя в бою.

После эти данные нашли подтверждение в документах Хорватского мемориального центра Войны за Независимость и ряде других источников. И даже российские СМИ неоднократно высказывались в годовщины «Олуи» в ключе: «как это украинцы еще не подняли своего мертвого хорватского генерала на знамя?».

Говорить о понятном

От следования советам из РФ на внешнеполитическом уровне, разумеется, следует отказаться. Да и поднимать кого-либо, пусть даже и самого достойного, на знамя – это путь в никуда. Но мы могли бы предпринять несколько простых и понятных шагов:


  1. Принимать участие в датах памяти Звонимира Червенко в Хорватии на официальном уровне, что помогло бы находить общие темы помимо АТО. Хорваты сделали очень много для реабилитации детей военнослужащих, погибших во время несения службы на Востоке Украины да и самих участников АТО, и мы могли бы продемонстрировать, что не просто благодарно принимаем помощь, но и разделяем боль и гордость народа, который совсем недавно пережил свою войну за независимость. При этом мы не должны искать какие-то сходства и параллели кроме общечеловеческих – это в корне некорректно с точки зрения особенностей ведения боевых действий, да и ситуаций, в которых оказались Украина и Хорватия в целом. Но проявить интерес к хорватской истории, особенно если она столь причудливо переплетается с нашей – было бы более чем корректным и достойным шагом с нашей стороны. То есть, иными словами, нам следует говорить с хорватами о понятном им, задействуя уже знакомый и закрепленный в сознании жителей Хорватии контекст.

  2. Не комментировать высказывания русской пропаганды в ключе «украинские генералы воевали в Хорватии», что неизбежно вызывает вредные сравнения России с Сербией, а Украины с Хорватией. Полагать, что такие сравнения уместны – значит жестоко обманываться, но если россиянам нравится подобный подход – не стоит их разубеждать. Именно в результате столь частного использования этого штампа сформировалась идея о возможности сравнения Путина с Милошевичем, который был для всего западного мира фигурой откровенно маргинальной. К тому же, дьяволизация врага свидетельствует о том, что враг представляет серьезную угрозу.

  3. Изучать хорватский опыт не с целью подготовки документов по реинтеграции ОРДЛО, а на уровне Генштаба Украины. Подробно и с биографиями архитекторов хорватского военного успеха. При куда большем количестве отличий от нашей ситуации, чем сходств, можно увидеть полезные в нашей ситуации примеры кадровой политики в хорватской армии.

Эти меры будут куда эффективнее и принесут куда больше ощутимых результатов, чем попытки создавать рабочие группы для адаптации опыта мирной реинтеграции, и бесконечные головокружения о мнимых успехах СБУ в предотвращении российских диверсий на Балканах.

Мария Кучеренко, эксперт Центра исследований проблем гражданского общества, для "Хвилі"

http://hvylya.net/analytics/history/kak-general-s-ukrainskimi-kornyami-stal-arhitektorom-samoy-oglushitelnoy-pobedyi-horvatii.html

Очень интересная статья. Единственная клякса: не слишком удачная аппеляция к режиму Павелича. А так, весьма полезно ознакомиться.
Свобода слова

Алексей Широпаев "Чудо на Висле и современность"

Оригинал взят у volnodum в Алексей Широпаев "Чудо на Висле и современность"

В августе, как всегда, исполняется очередная годовщина Чуда на Висле (Варшавской битвы) — великого события в истории не только польского народа, но и всей европейской цивилизации. Тогда, в августе 1920 года, у стен Варшавы были остановлены, а затем отброшены и разгромлены красные орды Тухачевского.

Несомненно, это событие должно отмечаться всей Европой как её спасение от нашествия нового Батыя в лице большевизма. Польша тогда в очередной раз выступила в качестве боевого форпоста Западного мира. Особое звучание Чудо на Висле приобретает сейчас, в контексте войны на востоке Украины и нового, крайне резкого обострения отношений Москвы с Западом.

Напомню, в апреле 1920 года Юзеф Пилсудский, зная о намерении Ленина и Троцкого сделать Польшу «красным мостом» для большевистского наступления на Запад, решил нанести превентивный удар по Советам. Он признал независимость Украины и заключил союз с головным атаманом Украинской народной республики Симоном Петлюрой. Уже 7 мая 1920 года союзные польско-украинские силы освободили Киев. На Крещатике состоялся военный парад победителей. Однако упрочить и развить этот огромный успех не удалось. Через месяц, 12 июня, Киев снова оказался в руках большевиков, которые сразу же развернули массированное и стремительное наступление на Европу. В ответ последовала известная нота министра иностранных дел Великобритании Керзона, пытавшегося остановить красных на линии, определенной Антантой в качестве восточной границы Польши.

Важная деталь: мало кто знает, что большевицкая эксплуатация российских патриотических чувств — это отнюдь не изобретение товарища Сталина времён т.н. «великой отечественной войны». Вот что происходило на советском идеологическом фронте ещё весной 1920-го (из книги М.Геллера и А.Некрича «История России 1917-1995»):

«”Патриотизм”, объявленный Лениным ещё во время мировой войны понятием буржуазным, после революции высмеиваемый и преследуемый, весной 1920 года берётся на вооружение коммунистической партией. 29 апреля ЦК РКП (б) обращается с призывом защищать Советскую Республику не только к “рабочим и крестьянам”, но и к “уважаемым гражданам России”. Воскрешается понятие — Россия, которое революция объявила уничтоженным. ЦК напоминает в Обращении о вековой польско-русской вражде, о других вторжениях — 1612, 1812, 1914 годов. ЦК выражает уверенность, что “уважаемые граждане” не позволят польским панам навязать свою волю русскому народу. Украинские коммунисты, которые в течение трех лет вели беспощадную борьбу с украинским национализмом, звали теперь весь украинский народ на защиту “родины”. Призыв к патриотическим чувствам русского народа дал немедленный результат. Генерал Брусилов обратился через “Правду” к генералам и офицерам бывшей царской армии с призывом забыть все обиды и выполнить свой долг: защитить любимую Россию, даже ценой жизни, от чужеземного ига».

Согласитесь, всё это весьма напоминает нынешнюю российскую машину пропаганды, включившую в борьбе с Украиной «русский фактор».

Ура-патриотическое помешательство охватило, по свидетельству Зинаиды Гиппиус, и «русское эмигрантство»:

«Ведь, ей-Богу, — и это стоит отметить, — всё оно вплоть до невинно-безалаберного Бурцева, левое и правое, принялось кричать вместе с большевиками о патриотическом подъёме в Совдепии, в Красной Армии, против “гнусной Польши”, отнимающей у “России” Украину, объявляющей её “самостийность”. Орало без различия партий. В глупостях, безумно-фатальных (как “невмешательство в дела”... большевиков, хранящих, мол, “единую-неделимую” и проч.) русское эмигрантство всегда единодушно».

Напомню, летом 1920-го поэтесса Зинаида Гиппиус и её муж, писатель Дмитрий Мережковский (звёзды Серебряного века), совместно с Борисом Савинковым активно работали в Варшаве, поддерживая Польшу. Для них, как и для других русских людей, свободных от имперских стереотипов, Польша стала тогда своего рода меккой антисоветской освободительной борьбы; так же и для многих нынешних русских Киев сегодня является маяком надежды...

Следует напомнить, что 5 июля 1920 года появился знаменитый приказ Пилсудского по армии, гласивший: «Сражаясь за свободу свою и чужую, мы ныне сражаемся не с русским народом, а с порядком, который, признав законом террор, уничтожил все свободы и довёл свою страну до голода и разоренья».

Ближайшей целью красного броска на Запад была Германия. Ленина вдохновила всеобщая германская забастовка, сорвавшая в марте капповский путч. В приказе по Западному фронту от 2 июля 1920 года Тухачевский патетически провозглашал: «На наших штыках мы принесём трудящемуся человечеству счастье и мир. На Запад!». И более определённо: красные войска, писал Тухачевский, «через труп белопанской Польши понесут на своих штыках пламя мировой революции на Запад Европы».

«23 июля в Москве создаётся Временный польский революционный комитет (Польревком) во главе с Мархлевским. Подлинным руководителем Польревкома становится Феликс Дзержинский. Польревком был первой пробой использования проживающих в Москве иностранных коммунистов для установления советской власти за рубежами советской республики. Опыта ещё не было, и деятельность Польревкома импровизировалась по образцу и подобию Москвы. Сталин, однако, предвидя повторение польского опыта, 16 июня адресовал Ленину письмо, в котором теоретически обосновывал необходимость разработать планы широкой конфедерации советских государств, таких как Польша, Германия, Венгрия. Ибо, полагал Сталин, их нельзя трактовать как башкиров или украинцев и просто включить в федерацию советских республик» («История России 1917-1995»).

Уже 28 июля был взят первый крупный польский город Белосток. Там большевики немедленно продемонстрировали систему ценностей, которую они несли в Европу: «В первые же дни в Белостоке была создана ЧК, которая приступила к репрессиям на всей польской территории, контролируемой Польревкомом (до Подлясья и части Мазовии). Созданы были также и революционные трибуналы».

«Даёшь Европу! — ревели будёновцы. Лозунг, родившийся случайно, был страшен тем, что подхватывался действительно широчайшими русскими солдатскими массами. Он выражал сущность всего таранного удара Михаила Тухачевского, поведшего в 1920 году на Европу русские войска. Как ни грустно признать, этот лозунг, оброненный старым царским вахмистром приморско-драгунского полка, крепким хозяином в своей коннице Семёном Будённым и подхваченный армией, ведёт свое начало из публичного дома. Там он звучал несколько иначе: “Даёшь б...ь!”»,— писал известный историк, участник Белого движения Роман Гуль. Он же точно вскрывает глубинные ордынские архетипы красного нашествия: «Без всякого удержу, без узды, Азией, наводнением несутся русские армии на Европу».

Это хорошо понимали поляки, особенно польская молодежь, вспомнившая образ пана Володыевского. Польша тогда переживала взлёт национального духа. В августе 1920-го молодые польские добровольцы, массово откликнувшиеся на призыв Пилсудского, на варшавских городских трамваях ездили на передовую — отражать натиск большевиков.

Вскоре западные союзники протянули руку помощи полякам. При помощи французских военных (среди них был Шарль де Голль) польский Генштаб разработал план контрудара и разгрома красных, уже вышедших к Варшаве и считавших себя победителями. Но тут-то и последовал мощный фланговый удар, заставивший большевиков покатиться на восток. Советский Западный фронт рухнул, а с ним и мечта о мировой революции. Груды красных знамен стали трофеями доблестных поляков.

Нельзя не отметить огромный вклад в спасение Польши и Европы, сделанный украинской армией. Именно украинские войска не позволили Будённому, действовавшему в районе Львова, выйти на соединение с Тухачевским. Целых десять дней 6-я украинская стрелковая дивизия УНР под командованием генерал-хорунжего Безручко держала под Замостьем Первую конную армию. Это сильно повлияло на ситуацию под Варшавой и нередко звучит мнение, что украинцы тогда спасли Польшу...

Под Варшавой полегло минимум 25 тысяч советских русских, возжелавших химеры мировой революции. Столько же попало в польский плен. Примерно 40 тысяч интернировали немцы. Разгром был полный.

Наши патриоты любят спекулировать на количестве красноармейцев, умерших в польском плену. Некоторые патриотические борзописцы утверждают, что Катынь — это, дескать, воздаяние за сии «невинные» жертвы. Вот и товарищ Путин, будучи в апреле 2010 года в Катыни, бесстыдно провёл эти параллели, причем упомянув немыслимую цифру погибших — 32 тысячи! Хорошо еще, что не назвал цифру в 60 и даже 80 тысяч, по примеру наших патриотических отморозков. В действительности, как утверждает историк Борис Соколов, речь может идти «о 18-20 тысячах умерших в плену красноармейцев, что подтверждается польскими документами и примерным числом захоронений». Это, конечно, тоже немало. Но дело тут не в «зверствах» — поляки просто были не готовы принять такое количество пленных, многие из которых принесли с собой характерную для того времени заразу. Борис Соколов резонно отмечает, что «в своей армии у них был не меньший шанс погибнуть от тифа и других эпидемических болезней». Ну и, конечно, сакраментальный вопрос: а кто, собственно, звал этих красноармейцев в Европу? Что они принесли бы на Запад? ГПУ? Колхозы? ГУЛАГ? Массовое одичание? Бесчисленные памятники Ленину? Да, как показывает опыт нашей истории, именно это. Остаётся лишь по-человечески пожалеть этих безмозглых энтузиастов мировой революции, кремлёвское пушечное мясо...

В 1920 году поляки и украинцы спасли европейскую цивилизацию от красной чумы, которая, несомненно, могла бы достичь берегов Ла Манша. Нынешней Европе самое время вспомнить Чудо на Висле именно сейчас, когда Москва перекраивает европейские границы и ведёт необъявленную войну против Украины. С востока вновь предъявлен цивилизационный вызов западным ценностям, и напоминание о грудах трофейных советских знамён одних морально укрепит, а других, цепляющих на себя «колорадские» ленточки, надеюсь, отрезвит.

На фото: поляки демонстрируют трофейные большевистские знамёна.


https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1586813898048788&set=a.1561721063891405.1073741829.100001605806403&type=3&theater

Свобода слова

Невзоров постебался над проблемами аннексированного Крыма

Оригинал взят у andreistp в Невзоров постебался над проблемами аннексированного Крыма
​"Удивляюсь, что отдыхающие жалуются на фекалии в море. Пусть лучше вспомнят, какие замечательные скульптуры принято в России лепить из этого материала"

30_tn

Collapse )
Свобода слова

Историческая ответственность Германии

Оригинал взят у verola в Историческая ответственность Германии
Президент Мадуро провел первые жульнические выборы за 20 лет и сразу получил персональные санкции на себя, непризнание выборов, и прочие плюшки. Президент Путин проводит обезьяний цирк, по крайней мере, с 2008 года — и ничего — как с гуся вода.

Про путинские "выборы" Запад помалкивает, хотя цифры известны, чудовищность нарушений известна. Начиная с 2008, каждые следующие "выборы" были все большим и большим безумием. "Выборы" 2016 года были самыми жульническими за историю России. Однако парламенты Европы принимают "депутатов", появившихся в результате фарса, как легитимных, почти как равных себе.

Почему?


Collapse )

меня в ленту Оглавление и помощь — здесь
Свобода слова

Борис Стомахин: «Придут и за вами, господа!»

Оригинал взят у victor_korb в Борис Стомахин: «Придут и за вами, господа!»


— Здравствуйте, Борис. Как вы можете прокомментировать ваш перевод в тюрьму?

— Ну, что тут комментировать? Вот перевели меня наконец, с пятой попытки, они перевели меня на режим «крытой тюрьмы». Сейчас дождусь апелляции. Где-то к концу году, к зиме, наверное, меня вывезут отсюда — сначала на СИЗО, в Пермь, а потом уже на саму «крытку». Это очень печальное событие, комментировать тут особо нечего. Событие очень мрачное, потому что не то чтобы я сильно дорожил своей жизнью, но все-таки хотелось бы род смерти выбрать по собственному усмотрению. Я не уверен, что я выживу там, не уверен, что меня не замордуют.



Ничего приятного я не ожидаю для себя: все «крытки» — это пыточные тюрьмы, как известно, где людей бьют, пытают и мучают. Тем более с такой статьей, как у меня, я подведомственен ФСБ. Именно ФСБ здесь в Перми, в пермском лагере номер 10, настаивало на том, чтобы меня прессовать, держать постоянно в закрытой камере, в полной изоляции, в жестких условиях. И, как я понял, именно ФСБ настаивало на переводе меня в крытую тюрьму — со своей территории, с Пермского края, меня убрать куда-нибудь в другое место, потому что пятая попытка все-таки о чем-то говорит. У них один раз не удалось, другой раз не удалось, но они добились с пятого раза.

Это примечательное событие для нашего времени, потому что, я не хочу хвастаться, но как никак я первый политзаключенный с времен очень отдаленных, с конца восьмидесятых, когда Горбачев выпустил политзеков советских времен, [которому грозит «крытка»] — вот именно с того времени никого из политзаключенных еще на крытую тюрьму не сажали. То есть, мне предстоит пройти, с одной стороны, конечно героическим путем, которым уже прошли до меня такие выдающиеся люди, как Сергей Иванович Григорьянц, как Кирилл Подрабинек, как Владимир Буковский, как Анатолий Марченко, который погиб, держа голодовку в чистопольской тюрьме в 86 году. С одной стороны, это, может, и почетно — как на кресте, что называется, висеть. Но я, конечно, предпочел бы все равно без этого обойтись. Мне бы очень не хотелось туда попасть, но видимо, придется...

Collapse )

Я думаю, что это событие для всех. И я прошу общественной поддержки и защиты. Иначе плохо будет всем, а не только мне. Придут и за вами, господа!

Пермская ИК-10, 18 июля 2017 года.

Карточка политзаключенного Бориса Стомахина.
Международный комитет защиты Бориса Стомахина.
Реквизиты Фонда Гражданской Самозащиты.

Свобода слова

Прибыль "Роснефти" не принадлежит государству

Наблюдаю восторги: Путин приказал Сечину перечислять в виде дивидендов не 35%, а 50% чистой прибыли Роснефти (то есть повторил решение правительства, на которое Сечин просто кладет с прибором).

Если кто-то думает, что эти дивиденды пополнят российский бюджет, пусть почешет бестолковку. Причитающиеся государству дивиденды Роснефть перечисляет не в бюджет, как полагалось бы, а в фирму-прокладку Роснефтегаз. А деньгами этой прокладки распоряжается (вы угадали) сам Путин. Перед правительством она отчитываться отказывается. Финансовая отчетность Роснефтегаза засекречена официально.

Это, конечно, нарушает Конституцию РФ, согласно которой федеральными средствами распоряжается правительство, а не президент, но кто сейчас вспоминает эту конституцию...

Mikhail Krutikhin
Свобода слова

О ПРАВОСЛАВИИ И ПРОГРЕССЕ (полемические заметки)

Оригинал взят у smelding в О ПРАВОСЛАВИИ И ПРОГРЕССЕ (полемические заметки)

Православные пропагандисты в сети обожают рассказывать, что без христианства славяне бы продолжали сидеть на деревьях (максимум - жить в землянках), и вообще всячески привязывать научный и технический прогресс к крещению.
Пик их достижений в этой области - запостят самолепленную демку с размалёванной рожею какого-нибудь папуаса и подписью "он не предал своих Богов!" - и радуются.

В скобочках заметим - о принципиальных различиях наций и рас, никак не связанных с религиями, они знать не желают. Христианин, сколько он не бей себя пяткой в грудь про "Святую Русь" и "кровь Иафета" - интернационалист и верит в равенство народов и рас. При этом христианин, как правило, не особенно задумывается, почему православная Эфиопия, в древние церкви которой ездят на поклон батюшки из России, точно также ходит с голой жопою и дохнет от голода, как и большая часть остальной Африки. Как и о том, почему христианские фундаменталисты из Центральной Африки, боевики "армии гнева Господня", на привалах кушают пленных - так же успешно, как их некрещёные сородичи.

Теперь смотрим сюда.
Вот это - антикитерский механизм - счетная машина для расчёта хода планет.

Создан во втором веке до рождества Христова, греком. По дефолту - язычником.
Напомнить, когда христиане додумались до механического арифмометра? Почти двумя тысячелетиями позже - в семнадцатом веке после этого события!

- Ну то ж грееееки! - так и слышу я снисходительный голос нашего православствующего оппонента.

Минуточку, так речь о б религиозной "неполноценности" язычников - или об этнической "неполноценности" русских? проще говоря - Вы, сударь, христианин, или просто русофоб?
Потому что иных слов для человека, верящего, что бесштанные козо... пасы греки исхитрились без Христа допереть до арифмометра, а русские унтерменши без того же персонажа так по сю пору и сосали б лапу в берлоге - я найти не могу!
Collapse )
Свобода слова

Великая, но не только Отечественная

Оригинал взят у novayagazeta в Великая, но не только Отечественная
Вклад союзников по антигитлеровской коалиции в победу над нацизмом.

1.

В той войне, которая началась 1 сентября 1939 года, самая удивительная и парадоксальная роль была отведена России, которая тогда называлась Советским Союзом. Сталин и большевики мечтали о мировом господстве. Герб Советского Союза — ​серп и молот, наложенные на земной шар, ясно и открыто показывали геополитические устремления большевицких вождей — ​власть над всем миром.

Конечно, даже такой малообразованный человек, как Сталин, не мог не понимать, что при всем гигантском количестве военных железок, которые, обворовывая народы России, большевики наковали к 1939 году (а по количеству танков, самолетов, артиллерийских орудий СССР намного превышал Германию), он все равно не сможет победить все остальные страны. Поэтому расчет Сталина заключался в том, чтобы подтолкнуть страны Запада, державы Оси, с одной стороны, и атлантические демократии — ​с другой, к взаимному уничтожению в огне войны.

Все вначале шло по плану. Сталин с Гитлером поделил Польшу, в конце ноября 1939 года начал агрессию против Финляндии, захватил без единого выстрела (но с полного согласия Гитлера) Балтийские государства. В Финляндии он очень сильно получил в нос, но тем не менее земли на Карельском перешейке были отторгнуты. Летом 1940 года была отторгнута от Румынии и присоединена к СССР Бессарабия и северная часть Буковины.

С 3 сентября 1939 года Англия и Франция находились в состоянии войны с Германией. Германия рассчитывала, опасаясь войны на два фронта, добиться всего на Западе мирным путем. И действительно, 9 апреля 1940 года была без единого выстрела оккупирована Дания, и вслед за тем германские войска высадились в Норвегии. Но здесь уже «мирного пути» не получилось.


Collapse )
Свобода слова

Массовый культ мертвых

Я сейчас, видимо, очень непопулярную вещь скажу, но акция «Бессмертный полк» приводит меня в ужас. Идущие рекой десятки тысяч человек с фотографиями мертвых людей… Ну, один раз это еще можно понять. Чтобы визуально представить себе то количество смертей, что забрала война. Но из года в год...  

Мне вот не хочется на это смотреть. У меня такое количество фотографий людей, которых уже нет в живых, собранных в одном месте, вызывает только и исключительно негативную физиологическую реакцию. Шествие восставших мертвецов.  

Понимаете… Фотографии погибших в Аушвице должны оставаться в стенах Аушвица. Они не для того, чтобы по фотовыставкам их возить. Смерть — это очень серьезно.  

Пойти посмотреть на лица убитых там, заглянуть им в глаза — это должна быть психологическая работа. Смысл же именно в этом — ЗАСТАВИТЬ себя посмотреть на это, узнать это, пропустить это через себя, взять на себя труд ввести в свой мозг и организм эту информацию, осмыслить её, переварить, принять и сделать выводы. Хотя бы такой мелочью отдав им дань памяти. Хотя бы такой мелочью попытаться отдать свой долг за то, что не смогли остановить эти убийства.  

Это ДОЛЖНО БЫТЬ психологически тяжело. Это разовые акции. Нельзя ходить в Аушвиц, как на Берлинале — смотреть на фоточки. И уж совсем дико повесить фотографии убитых в Аушвице на фанерки и устраивать с ним каждый год шествие по Освенциму или по Варшаве в день освобождения. 

Это нивелирует эти смерти. Нивелирует твой собственный душевный труд, который должен быть затрачен. 

Это слишком личное. Это слишком единоличное. Это не терпит массовости. Не терпит толпы. Это внутри тебя должно быть. Это твоя личная душевная работа. Твой труд, который ты сам должен выполнить. 

Я вот совершенно не могу представить, что должно заставить меня повесить фотографию моей уже умершей бабушки на дощечку и, выставляя её на всеобщие обозрение, пойти с ней по улицам. Зачем? Это моя бабушка. Это моя семья. Это память нашей семьи. Зачем мне мою семейную память вешать на дощечку и нарочито показывать всем? Зачем всем остальным смотреть на фотографию моей бабушки или моего воевавшего еще на Халхин-Голе танкистом деда, и знать, что они уже мертвые?

Нет, я понимаю, еще тридцать лет назад, с посылом — эти люди могли бы еще жить. Но сейчас-то всё уже, все равно эти люди и так уже умерли бы. Ну семьдесят лет уже прошло. 

Перебор. Вот правда — перебор с количеством смертей, собранных в одном месте и выставленных на всеобщее обозрение людям, которые этого и не просили.

Обесценивание каждой отдельной трагедии.

Этот массовый культ смерти — избыточен.

Не надо доставать мертвых из могил и трясти ими у всего мира перед носом.

Оставьте вы их в покое уже…

Аркадий Бабченко