Тарас Зеленяк (но не тот) (zelenyak) wrote,
Тарас Зеленяк (но не тот)
zelenyak

Categories:

«Почему, в самом деле, наши женщины так доступно и откровенно отдаются немцам?»

Тема «женщин легкого поведения» во время 2-й мировой войны в российской пропаганде абсолютно запретная. Были, конечно, и такие женщины, были и публичные дома - "Бордель-хаусы", открытые для оккупантов, были и просто доступные женщины. Между прочим, женщины составляли на оккупированных территориях три четверти населения.


Поскольку наиболее массово проституция расцветала в Крыму, есть смысл обратиться к свидетельствам очевидцев, переживших там оккупацию. После освобождения Симферополя от фашистов 23 апреля 1944 года была создана Крымская комиссия по истории Великой Отечественной войны. Члены комиссии обратились к населению с просьбой сдавать документы этого периода. Благодаря этому в Государственном архиве Автономной Республики Крым сохранился дневник симферопольского зубного врача Хрисанфа Гавриловича Лашкевича. «Много русских женщин с самых первых дней прихода немцев завязало с ними гнусную связь, — свидетельствует он. — Это были самые красивые, выхоленные из симферопольских женщин. Мы видели их в первые же дни гуляющими с немецкими офицерами. Затем бабы попроще связались с немецкими солдатами, а после с румынами».

«Почему, в самом деле, наши женщины так доступно и откровенно отдаются немцам? — задавался вопросом старый симферопольский врач. — Что здесь любовь не имеет места — это очевидно: слишком уж скоропалительно и массово завязываются связи, причем в подавляющем большинстве случаев вступающие в связь не понимают один другого. Действует ли здесь гипноз победителей, имеют ли немцы личное обаяние? Может быть, на наших женщин производит впечатление выправка немцев, их белая кожа и чистота тела, за которой они так тщательно следят? Может быть, неотразимое влияние производит военный мундир, может быть, немцы умеют как-нибудь особенно обращаться с женщинами? А может, здесь имеет место влияние “моды”, новости, любопытства, желание изведать новые неизвестные и неожиданные ощущения? Или здесь имеет место ...простой практический расчет — с помощью любовника покрасивее одеться, получше обставиться, щегольнуть перед подругами, послаще покушать? Несомненно, случается и насильное принуждение, но думаю, что это последнее бывает очень редко».

Константин Симонов в своем военном дневнике приводит слова одного из офицеров, сказанные после освобождения города Керчи в январе 1942 года: «Здесь немцы две недели назад, к Новому году, открыли откровенную вербовку в публичный дом. Просто предложили добровольно туда записываться. Так вот здесь у меня документы из магистратуры есть. Оказались такие женщины, которые подали туда заявления. ...Публичный дом немцы не успели открыть — мы помешали. А заявления у меня. Ну, что теперь делать с этими бабами? Откуда они взялись?».

О тех русских женщинах, которые «сходились с противником не в бою, а в постелях», задумывался и Александр Солженицын (Архипелаг ГУЛАГ, т. 3 ч. 5, гл. 1): «Одним девушкам запало, как мы пятнадцать лет не уставали кричать, что нет никакой родины, что отечество есть реакционная выдумка. Другим прискучила пуританская преснятина наших собраний, митингов, демонстраций, кинематографа без поцелуев, танцев без обнимки. Третьи были покорены любезностью, галантностью, теми мелочами внешнего вида мужчины и внешних признаков ухаживания, которым никто не обучал парней наших пятилеток и комсостав фрунзенской армии. Четвертые же были просто голодны — да, примитивно голодны, то есть им нечего было жевать. А пятые, может быть, не видели другого способа спасти себя или своих родственников, не расстаться с ними».

Историк Борис Ковалев обнаружил в одном из архивов поступившее из Берлина распоряжение местным оккупационным властям, в котором отмечалось, что сожительство немецких солдат с русскими женщинами приобретает катастрофические размеры, и потому рекомендовалось при расселении помещать не менее трех немецких солдат в одной комнате, дабы они следили за «моральным обликом» друг друга. Впрочем, нарушение запрета было обычным делом.

Правда, если рождался ребенок — другое дело. С марта 1943 года при рождении ребенка от немецкого солдата русские матери имели право на получение пособия. Разумеется, это право было обставлено целой бюрократической процедурой. «При регистрации внебрачных детей, которые происходят от германских отцов, надо одновременно представить доказательства, которыми подтверждается отцовство германского солдата. ...Чиновник ЗАГСа должен снять с матери показания, кто является отцом (фамилия, имя, чин или знаки отличия, воинская часть)  и что привело к половому сношению (пребывание на квартире, работа матери в воинской части и подобное) и признает ли солдат отцовство. Волостной старшина дает заключение, заслуживает ли показание матери доверия, допрашивает еще возможных со стороны матери знакомых свидетелей, берет у матери отпечатки всех 10 пальцев и, как можно скорее, отправляет материалы со своим заключением районному бургомистру».

Согласно опубликованному в «Голосе Крыма» приказу, «все родившиеся у русских женщин от немецких воинов дети будут считаться немцами, таким детям германское правительство окажет помощь при кормлении и воспитании, воспитание же будет проводиться в немецком духе». Тем не менее, по свидетельству Лашкевича, «забеременевшие женщины толпами повалили к докторам за абортами», тут-то и выяснилось, что аборты запрещены. «Ведь русские женщины, хотя и не немки, все-таки арийки, следовательно, потомство от немцев будет носить все признаки “высшей расы”, — так отвечал автор дневника на вопрос, почему немцы запрещают аборты. — Дальновидные люди! Интересно только знать — кто окажется прав: немцы, ожидающие от русских женщин немецкого потомства, или я, ожидающий от немецких солдат русского потомства?»

Tags: ww2, Крым, Русский мир, архивы, девушки, исторические факты, мутанты - советский народ, немцы, обычаи и нравы, оккупация, пособники нацистов, притон, проституция, шлюхи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments